Русская премия

Роман Кожухаров: Киплинг из Тирасполя

28.04.2016 г. Sputnik

Обладателем гран-при в конкурсе «Русская премия» в номинации «Крупная проза» стал прозаик из Тирасполя Роман Кожухаров.Sputnik пообщался с лауреатом и попросил его рассказать о книге-победительнице и литературной ситуации в Приднестровье. 

Выступая на церемонии награждения, писатель Леонид Юзефович отметил: "Роман работает в традициях великой русской литературы. Это и Гоголь, и Платонов. Но, в т о же время, проза — это не только плетение слов, это не только форма. Это еще и тот материал, с которым работает писатель. А Роман Кожухаров работает на совершенно оригинальном материале. Для него важна та земля, на которой он живет".

Новые государственные границы, по словам Юзефовича, прошли через сердце людей нового поколения. В том числе и через сердце Романа Кожухарова. В романе Кожухарова «Кана»видны следы молдавской, русской, украинской, тюркской, европейской культур, которые перемешаны на этом пятачке земли.
 
«Фактически в этой традиции писал Киплинг, выросший в Индии, — отметил Леонид Юзефович. — Во французской традиции существует Альбер Камю, выросший в Алжире. Очень хорошо, что в русской литературе отныне будет существовать Роман Кожухаров. Мне кажется, если большая история эту землю как-то пощадит, то в будущем Роман Кожухаров может стать первым новоселом приднестровской литературы».
 
Так получилось, что Sputnik знал о больших шансах писателя Кожухарова и побеседовал с ним незадолго до награждения.
 
— Роман, о чем ваша книга?
 
— Сложно рассказывать о написанной вещи. Лучше прочитать ее с первого до последнего слова. В журнальной версии мой роман опубликован в «Знамени» за 2015 год. Но эта версия журнальная, сокращенная. Многое не вошло. Но если говорить в нескольких словах, то мой роман о реке, о вине и о спасении. Действие происходит в непризнанной стране Нистрения. Ее «наличие отсутствия» для мирового сообщества рождает такую метафизическую ситуацию, которая проецирует эту метафизику на происходящие события.
 
Если брать событийную канву, то есть чудо-юдо-рыба, которая плещется в водах Днестра и нападает на всех, сеет панику, разрушение. Есть предвыборная ситуация, на которую эта паника влияет по-своему, кем-то используется. Сюжет развивается на фоне осмысления евангельского текста. И вообще — евангельский контекст — основной. И на фоне этого контекста развивается сиюминутная сюжетная ситуация повседневного быстротекущего нашего бытия. То есть, вечное и сиюминутное — в какой-то то ли оппозиции, то ли во взаимосвязи.

— Это магический реализм?
 
— Можно и так назвать. Там и фантастика, которая тесно уживается с реализмом. Где-то критически, где-то сатирически. Сначала мне виделись предвыборные перипетии в каком-то булгаковско-платоновском духе. Но вот это сатирическое начало я, по-видимому, перерос, потому что роман как-то стал шире. Но сатирическую составляющую я хотел сохранить. Не знаю, насколько мне это удалось. Судить, наверное, читателю.
 
— Чувствую, громадный «кирпич»?
 
— Книга достаточно небольшая на фоне других таких «кирпичей» — 14,8 авторских листов. Это достаточно плотная книга. Но для меня, как для автора, это пока рекорд по объему.
 
— А до этого писали малую прозу?
 
— Я писал жанровую прозу. Я достаточно плотно сотрудничал с издательством «Эксмо». У меня была большая серия, посвященная Великой Отечественной войне, о штрафных подразделениях. О немецких и русских штрафбатах. Это было новое слово в этой теме, достаточно разработанной. У меня был написан роман на 7 авторских листов. Он в 2006 году попал в длинный список «Русской премии». И вот с тех пор у меня есть стремление добиться успеха в «Русской премии».

— Вы сами живете в Тирасполе, но номинируют вас от Молдовы.
 
— Такова ситуация. Я все равно себя считаю приднестровским писателем. И, в принципе, моя книга — о Приднестровье. Страна, где происходит действие книги, как бы выдуманная. Но по факту я родился и вырос в Приднестровье. Там похоронен мой отец, все мои предки. Поэтому исторический контекст тоже очень важен, и он присутствует. Какой-то дух земли, попытка передать какой-то миф об этой земле.

— В войне вы не участвовали?
 
— Нет. Но я был там в это время. Я только закончил школу. И, в принципе, все эти события происходили прямо на моих глазах.
 
— В Приднестровье есть литература кроме вас?
 
— У нас есть союз писателей. У нас пишут на трех государственных языках: на молдавском, на русском, на украинском.
 
— А где авторов можно почитать?
 
— Время от времени появляются наши авторы на страницах «Нашего современника», других журналов. В «Авроре» недавно была поэтическая публикация. Мой роман в сокращении опубликовало «Знамя». У нас выходит свой альманах, но у него нет электронной версии. Поэтому доступ минимален.

07.12.2017
Рецензия Андрея Кузечкина на книгу Александра Гадоля
подробнее…

15.11.2017
Интервью с Михаилом Гиголашвили
подробнее…

13.11.2017
Татьяна Дагович о книге Александра Гадоля «Режиссёр. Инструкция освобождения»
подробнее…

25.10.2017
Лиза Хейден о книге Александра Гадоля «Режиссёр: инструкция освобождения» (М.: Эксмо – 2017)
подробнее…

14.03.2017
Антропология тюрьмы, свободы и страны
подробнее…

23.01.2017
Ольга Бугославская. УГРОЗА ЦУНАМИ. О книге: Валерий Бочков. Коронация Зверя
подробнее…

18.01.2017
Александр Кабанов: «Любовь — это зрада и перемога»
подробнее…

18.01.2017
Киевский литературный критик Юрий Володарский — о дерусификации Украины, проспекте Бандеры и писателях Донбасса
подробнее…

16.01.2017
Что почитать из лауреатов Премии Э. Хемингуэя?
подробнее…

15.12.2016
Илья ОДЕГОВ: «ЧИТАЛ ВСЁ, ДО ЧЕГО ДОТЯГИВАЛСЯ»
подробнее…

« следующая | предыдущая »

Официальный партнер «Русской премии»

Центр Ельцина

Информационные партнеры

Литературное Радио

Онлайн школа писательского мастерства

REGNUM