Русская премия

«Я самый сильный прозаик зарубежья»

16.04.2009 г. ОЗОН.ГИД

«Русскую премию» 2008 года в малом жанре получила Маргарита Меклина, автор сборника «Моя преступная связь с искусством». Ее появление в списке финалистов было и ожидаемым, и неожиданным. Когда стало известно, что в этом году претендовать на награду могут писатели не только ближнего, но и дальнего зарубежья, упоминание Маргариты Меклиной, жительницы Сан-Франциско, в числе финалистов было даже неизбежным: в общем-то, немного авторов, не только живущих за пределами России, но и оригинально пишущих.

 

Странность же в том, что Меклина — аутсайдер не только географический, она пишет чрезвычайно странно, запросто деля читателей на тех, кто ее категорически не любит, и тех, кто любит с такой же категоричностью. Писатель и критик Дмитрий Бавильский сравнивает прозу Меклиной с цветком, который «прорастает в тебе, пускает корни, шевелит листьями, наливает соком бутон. Когда ты перечтешь его через некоторое время, он окажется совершенно другим — твоим, родным, таким настоящим и таким близким».

 

«От восторга до отторжения», — так оценивают профессионалы нынешних лауреатов «Русской премии» по словам председателя жюри Сергея Чупринина. «От возмущения до преклонения», — добавляет Константин Кропоткин, побеседовавший с самым спорным из нынешних лауреатов.

 

- Что Вы почувствовали, оказавшись в Москве после столь долгого, 15-летнего, перерыва?

 

- Москва — не мой родной город — я из Ленинграда, поэтому никакой особой сентиментальности не было. Но прочувствовала на себе все, о чем мне рассказывали друзья, живущие в Москве: так называемый «москвачизм», когда люди становятся медийными фигурами и тебя замечают, только если есть информационный повод, а про человеческое теплое «здравствуйте» забывают; клановость, когда литераторы кучкуются группками, и эти группки шипят и плюются; непрофессионализм журналистов, о русской литературе знающих только из телевизора; так называемую самоцензуру, когда мне друзья объяснили, что все, сказанное мной на телевидении о геях и издательстве «Квир» (выпустившем в 2008 году книгу М. Меклиной и Л.Юсуповой «У любви четыре руки», — прим. автора), все равно вырежут; московскую милицию, на моих глазах в аэропорту останавливающую людей «южной национальности». В аэропорту меня заставили таможенную декларацию переписывать три раза, укоряя в незнании русского языка и плохом почерке. Но есть и много плюсов: я очень рада, что существуют отдельные группки людей — российская интеллигенция и организаторы «Русской премии», которые мне показались очень честными, знающими и порядочными людьми. Тут отдельно хотелось бы назвать организатора премии Татьяну Восковскую и критика Сергея Чупринина. Они, да еще мой друг, журналист и литературный критик, Дима Бавильский, который показал мне Москву и ресторан «Тарас Бульба», были самым приятным впечатлением от моего визита в Россию.

 

- Любопытно, а кому легче жить, американскому писателю или российскому?

 

- У них абсолютно разные проблемы. Но бытие определяет сознание. В России идет постоянное давление на человека, которому дают понять, что он ничто. А что может написать человек, которому с детства внушают, будто он ничтожество? Вся энергия уходит на преодоление этого комплекса. В Америке, наоборот, каждому, даже самому маленькому и как бы ничего не значащему, человечку говорят, что у него есть равные возможности наряду с остальными. И поэтому в Америке в литературе очень много случайных людей. Сквозь эту неталантливую толпу сложно протиснуться исключительно в силу ее множественности.

 

- А как жить российскому автору в Америке? На что?

 

- Российский автор разбогатеет только в случае второй Холодной войны, потому что американское правительство будет с радостью поддерживать диссидентов. А пока можно обучать русскому языку американских солдат и шпионов. Или уйти в компьютерные технологии и журнализм, как я и сделала.

 

- Что для Вас «Русская премия»? Деньги? Новые перспективы? Награда за труд?

 

- Премия Андрея Белого, которую я получила в 2003 году (за книгу «Сражение при Петербурге», — прим. автора), была от диссидентов и «питерских подпольщиков»; «Русская премия» — от литературного «традиционного» истэблишмента, заведующего толстыми журналами. То есть для меня это признание не только в своем родном городе, но и в Москве, не только утонченными авангардистами, но и критиками, уважающими традиционность.

 

- Почему, на Ваш взгляд, Вы достойны «Русской премии»?

 

- Я считаю себя самым сильным прозаиком зарубежья, который, несмотря на так называемую инновационность и эротическую и даже лесбигеевскую окрашенность своих текстов, следует традициям Бунина и Чехова.

 

- Как Вы сами оцениваете цикл своих рассказов? Что это за цикл? Почему именно его Вы предпочли послать на конкурс?

 

- Меня номинировало московское издательство «Русский Гулливер», которое и планирует издать книгу «Моя преступная связь с искусством». Этим издательством заведуют Вадим Месяц и Александр Давыдов, сами писатели, причем значительные, первого ряда. Этот сборник рассказов условно поделен на несколько частей: в одной части рассказывается про быт русской эмиграции и совершенно нездоровую психику выросших в России людей; в другой части — мой фикшн, связанный с перформанс-артом и художниками-акционистами.

 

- Чувствуете ли Вы себя частью русского литературного процесса?

 

- Разумеется. Я не перестаю печататься в российских журналах, таких как «Урал», «Новая Юность» и в интернете: скоро появятся мои тексты в «Реце» и в кузьминском «Воздухе»; мои журналистские репортажи и интервью появлялись в газете «Газета», в «Буржуазном журнале», «Частном корреспонденте» и многих других.

 

- Как изменил Вашу прозу переезд в США? Как повлияло на Ваш русский язык знание другого языка, более глубокое проникновение в другую культуру? Что было приобретено, а что — возможно — утрачено?

 

- У меня — даже когда я жила в России — всегда был особый, свой собственный русский язык. Что называется авторский. В российскую жизнь я не вписывалась с детства, особо не вписываюсь и в американскую. Единственно, что темы текстов моих — более космополитичные и общечеловеческие, а не почвеннические или патриотические, а герои более раскованные и либеральные, со своими оригинальными, незаимствованными тараканами в голове.

 

- А не боитесь ли Вы утраты чувства языка? Нет ли опасности заговорить на языке уже ушедшей страны — страны, из которой Вы уехали много лет назад?

 

- Я знаю современный русский язык даже лучше людей, живущих в России. Сейчас свободу в России можно найти в ЖЖ. Там тусуются блоггеры, журналисты, писатели, и оттуда я почерпываю новые англицизмы. Ведь сейчас русский в основном обновляется за счет английского: «девелопер», «роуминг», «гей».

 

- Можно ли писать хорошо на родном языке, оказавшись вне родной среды? Что может дать эмиграция русской литературе? Способна ли она вообще что-либо дать?

 

- Эмиграция может помочь России избавиться от комплекса «особого российского пути и судьбы». Может помочь избавиться от зацикленности на «укреплении территорий» и от националистских настроений, а также вывести русскую литературу на мировую арену и дать понять международному сообществу, что Россия готова принять и понять уехавших из нее людей и не считать их «отступниками». И поэтому я очень рада, что в этом году «Русская премия» изменила правила подачи заявок и допустила к участию в конкурсе не только ближнее, но и дальнее зарубежье.

 

Константин Кропоткин

07.12.2017
Рецензия Андрея Кузечкина на книгу Александра Гадоля
подробнее…

15.11.2017
Интервью с Михаилом Гиголашвили
подробнее…

13.11.2017
Татьяна Дагович о книге Александра Гадоля «Режиссёр. Инструкция освобождения»
подробнее…

25.10.2017
Лиза Хейден о книге Александра Гадоля «Режиссёр: инструкция освобождения» (М.: Эксмо – 2017)
подробнее…

14.03.2017
Антропология тюрьмы, свободы и страны
подробнее…

23.01.2017
Ольга Бугославская. УГРОЗА ЦУНАМИ. О книге: Валерий Бочков. Коронация Зверя
подробнее…

18.01.2017
Александр Кабанов: «Любовь — это зрада и перемога»
подробнее…

18.01.2017
Киевский литературный критик Юрий Володарский — о дерусификации Украины, проспекте Бандеры и писателях Донбасса
подробнее…

16.01.2017
Что почитать из лауреатов Премии Э. Хемингуэя?
подробнее…

15.12.2016
Илья ОДЕГОВ: «ЧИТАЛ ВСЁ, ДО ЧЕГО ДОТЯГИВАЛСЯ»
подробнее…

« следующая | предыдущая »

Официальный партнер «Русской премии»

Центр Ельцина

Информационные партнеры

Литературное Радио

Онлайн школа писательского мастерства

REGNUM