Русская премия

УРБИ ЭТ ГОРБИ

06.03.2006 г. «Профиль» Александр Архангельский, интеллигент: Я на прошлой неделе поочередно посетил два мероприятия. Сначала выпил рюмку во славу русского языка: в «Президент-отеле» объявляли лауреата «Русской премии», которую теперь присуждают русскоязычным писателям из бывших республик. Затем, на следующий день, посетил Театр на Таганке.

Здесь славили свободу, шестидесятников и ХХ съезд. В «Президент-отеле» были (помимо литераторов) люди, либо непосредственно облеченные властью, либо властью признанные. В Театре на Таганке митинговали те, кто поневоле вытеснен в оппозицию. Нет, не политическую. Но точно что интеллектуальную. Но я, сколько ни напрягал свой слабый ум, так и не смог понять: почему славословие по адресу русского языка и прославление идеалов свободы разведены в нашем культурно-политическом пространстве по разным полюсам. Нет ничего более свободного, чем русский язык. Нет ничего более русского, чем воля. Да, разумеется, могут и должны быть войны на политическом поле, но отчего нельзя время от времени это поле покидать и встречаться на нейтральной территории, делать совместные гуманитарные проекты — либералам и державникам, государственникам и свободолюбцам?

Архангельский Александр, интеллектуал: Мне ваша реплика напоминает наивное предположение академика Сергея Аверинцева, ныне, увы, покойного. Году в 90-м или 91-м он сказал мне: жизнь наступает трудная, может, литературные демократы и литературные патриоты вынуждены будут броситься в объятия друг другу, иначе пропадут поодиночке. Я возразил ему тогда: эх, Сергей Сергеевич, первое, что они сделают, слившись в объятиях, так это укусят друг друга за грудь. Или за плечо. Смотря что окажется ближе к зубам. Так оно и вышло.

Александр Архангельский, интеллигент: То есть, если я правильно понял смысл вашего иносказания, во всем виноваты нынешние либералы и нынешние державники, которые не могут, не хотят, не стремятся получше узнать друг друга?

Архангельский Александр, интеллектуал: Ничуть. Они как раз научились между собой разговаривать, не скрывая своих позиций, но и не переходя на кулачки. В Театре на Таганке об этом отлично сказал Александр Аузан, наш славный общественник: одно из главных достижений последнего времени — это наше умение договариваться, выстраивать сложные, объемные отношения с союзниками и оппонентами; этим искусством советская интеллигенция не владела.

Александр Архангельский, интеллигент: Ага. Этим искусством овладели исключительно российские интеллектуалы. Что ж они так и не сумели соединить «Русскую премию» с «Двадцатым съездом», русский мороз — с глобальной оттепелью? Что ж мы все по разным углам сидим и не объединяем усилия на пользу возлюбленному отечеству?

Архангельский Александр, интеллектуал: А вот это вопрос не ко мне и не к вам. Это вопрос к устройству нашего политического пространства. Которое в последнее время стало плоским и похожим на карту непересеченной местности. Ни дорог навстречу друг другу, ни тайных тропинок из тупиковых ситуаций, только напрямки, через топи и хляби, с риском погибнуть. Аудиторию Таганки никто не ждет в пределах власти; из властных бастионов никому на Таганку идти не хочется — свои же в спину подстрелят. Ах, ты с Петей? Значит, не со мной? Получай, фашист, гранату. А что происходит со страной — кого это в нынешних элитах волнует? Главное, как быстро растут личные доходы, в какой прогрессии.

Александр Архангельский, интеллигент: Ну, может, вам просто не повезло, вы таких людей не встречали, а мне приходилось. Хотя насчет системы в целом, увы, соглашусь. Ее конструкция становится тем жестче, чем гибче и тоньше оказывается настройка общественного сознания; она отторгает как чужое все, что не однозначно свое; началось осознанное вымывание из публичной сферы даже относительно лояльных мыслителей — только стопроцентно проверенные кадры, однозначно совпадающие в оценках с курсом партии и правительства. Боюсь, это может кончиться нехорошо. Для всех нас. И для всех них.

Архангельский Александр, интеллектуал: Какие мы с вами умные. Даже приятно. Все понимаем. Кроме одного: почему до них это не доходит? Ведь не глупее же нас с вами? А некоторые даже и умнее бывают. Впрочем, не они первые, не они последние. На прошлой неделе мы с вами отмечали день рождения Михал Сергеича Горбачева. 75 лет, славная дата. Много чего хорошего для нас с вами сделал. А на чем поскользнулся? На том, что перестал доверять обществу — и пользоваться его встречным доверием. Предпочел союз с Крючковым, Язовым, Павловым и Янаевым.
Александр Архангельский, интеллигент: Которые его и сдали.
Архангельский Александр, интеллектуал: В том и дело.

06.03.2006

07.12.2017
Рецензия Андрея Кузечкина на книгу Александра Гадоля
подробнее…

15.11.2017
Интервью с Михаилом Гиголашвили
подробнее…

13.11.2017
Татьяна Дагович о книге Александра Гадоля «Режиссёр. Инструкция освобождения»
подробнее…

25.10.2017
Лиза Хейден о книге Александра Гадоля «Режиссёр: инструкция освобождения» (М.: Эксмо – 2017)
подробнее…

14.03.2017
Антропология тюрьмы, свободы и страны
подробнее…

23.01.2017
Ольга Бугославская. УГРОЗА ЦУНАМИ. О книге: Валерий Бочков. Коронация Зверя
подробнее…

18.01.2017
Александр Кабанов: «Любовь — это зрада и перемога»
подробнее…

18.01.2017
Киевский литературный критик Юрий Володарский — о дерусификации Украины, проспекте Бандеры и писателях Донбасса
подробнее…

16.01.2017
Что почитать из лауреатов Премии Э. Хемингуэя?
подробнее…

15.12.2016
Илья ОДЕГОВ: «ЧИТАЛ ВСЁ, ДО ЧЕГО ДОТЯГИВАЛСЯ»
подробнее…

« следующая | предыдущая »

Официальный партнер «Русской премии»

Центр Ельцина

Информационные партнеры

Литературное Радио

Онлайн школа писательского мастерства

REGNUM